torin_kr (torin_kr) wrote,
torin_kr
torin_kr

Categories:

Всякие разности -- история одного храма на 2-й Хуторской улице в Москве

Гулял сегодня по Тимирязевскому парку и возвращаясь из него "в цивилизацию", вышел на 2-ю Хуторскую улицу, где мы жили лет восемь назад. На этой улице расположен совершенно потрясающий храм, не особо старый (конец 19 века), но очень красивый. Но я хочу рассказать не про красоту  здания, а про одну небольшую табличку на двери храма. Но вначале все-таки пара фоток и совсем немного истории

Историческое название храма — «Церковь Митрофана, епископа Воронежского, при детских приютах вел. кн. Елисаветы Феодоровны и принца П. Г. Ольденбургского». Дата постройки здания — 1894-1895 гг., архитектор Кайзер Г. А.

Храм был построен в 1895 году при детском приюте великой княгини Елизаветы Федоровны на средства московского купца Митрофана Семеновича Грачева. Елизаветинский приют для детей сирот в возрасте от одного до семи лет был создан в 1877 году  для призрения детей, чьи отцы находились в действующей армии во время русско-турецкой войны. К 1894 году в приюте воспитывалось восемьдесят детей в возрасте от пяти до семи лет.

48_full

А теперь про табличку на двери храма. На ней написано:

Священник сего храма, отец Владимир был расстрелян в 1937 году на полигоне в Бутово. Тело его, без соблюдения христианских обрядов, было закопано в общей могиле. Отец Владимир, моли бога о нас, грешных...

Вот что я по этому поводу нашел в Википедии:

В 1921 году в храм был назначен молодой священник отец Владимир Медведюк. При нем в храм собирались молящиеся со всей Москвы; добирались на шестом трамвае до конечной, потом пешком до Хуторской. Транспорт здесь не ходил, до линии железной дороги тянулись огороды, рядом с храмом был пустырь (там, где сейчас магазины), за ним — Синичкин пруд, который потом засыпали.

В декабре 1929 года отца Владимира арестовали и отправили в ссылку, через три года его выпустили. Ему разрешили жить в Сергиевом Посаде, откуда он приезжал служить в Митрофаниевский храм до 1933 года, когда храм закрыли. Потом отцу Владимиру дали приход в ста километрах от Москвы в селе Язвище, на родине преподобного Иосифа Волоцкого. В 37-м отца Владимира снова арестовали и 3 декабря расстреляли в Бутово, где тело его было зарыто в общем рве.


И я подумал -- а почему таких табличек нет на зданиях всех остальных церквях, священники которых были расстреляны? Почему их нет на зданиях музеев, киностудий, Союза художников и Союза писателей? Почему их нет на здании Академии Наук? Почему бы кроме марша "Бессмертного полка" не провести бы еще и марш "Расстрелянной России"? И то и другое -- часть российской истории. Как там спел Владимир Семенович Высоцкий:

"Эх, Киська, мы одна семья, вы тоже пострадавшие.
Вы тоже пострадавшие, а значит обрусевшие.
Мои — без вести павшие, твои — безвинно севшие."


Так  почему одну часть истории мы помним, а вторую нет? Потому что это политически невыгодно? Или потому что это невыгодно политикам?
Tags: Анти-Левиафан, Всякие разности, Про политику
Subscribe
promo torin_kr april 3, 20:29 102
Buy for 100 tokens
Все больше россиян опасаются не только коронавируса, но и увольнения из-за эпидемиологического кризиса, говорится в материалах Национального агентства финансовых исследований (НАФИ). Почти половина (42%) опрошенных, оставшись без работы, не смогут протянуть и месяца без займов. Еще 26% отвечают,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments