?

Log in

No account? Create an account

August 8th, 2013

Давненько пазлов не было, вот вам -- 17*12, 204 кусочка. Собирайте, кому время девать некуда...

Tags:

promo torin_kr december 5, 2015 19:43 25
Buy for 200 tokens
Этот пост -- заказной. Меня его попросила написать одна моя хорошая знакомая, с которой мы знакомы такое количество лет. что аж страшно становится. Как говорит в таких случаях мой младший брат -- "Да ну нафиг. Столько и не живут". Живут... к сожалению. Ладно, это было лирическое…
0a0ae649a11fc6a9d3a64ee1c3de1e74

В советское время был популярен следующий анекдот:
"Бог создал три блага - честность, ум и партийность, - но никому не дал больше двух. Так что если человек умный и честный, то он беспартийный. Если он честный и партийный, то он не умный. а если он умный и партийный, то он нечестный". В коммунистическую  партию (а больше никаких партий в СССР не было) шли либо дураки, либо карьеристы.

Но я сейчас не про партию. В партии я, слава богу, никогда не был и рассказать  о ней ничего не могу. А вот от комсомола отвертеться не удалось. И такой же билет, как на картинке, только с другой фамилией, был и у меня -- почти десять лет, с 1975 по 1984 годы. Только по приходу из армии  я прекратил свое членство во ВЛКСМ.  "Отвертеться" от комсомола, конечно, было можно -- в конце концов, это уже были семидесятые "беззубые" года и со смерти Сталина прошло уже больше 20 лет.  Можно-то можно, но... есть еще такая вещь как "общепринятая общественная практика".  Каждый ребенок в СССР прекрасно знал,  что в первом классе его примут в "октябрята", из октябрят ему прямой путь в пионеры, а оттуда – во Всесоюзный Ленинский коммунистический союз молодежи. Отказ вступить в пионеры  рассматривался как ЧП и недоработка педагогического коллектива школы, для этого от ребенка требовалось большое мужество, и проявляли его единицы – я вот, например, не проявил и несколько лет носил красный пионерский галстук и заучивал биографии пионеров-героев. Вступали в комсомол  по достижении 14 лет, по письменному заявлению о приеме, поданному в школьную комсомольскую организацию. Принимали практически всех, даже сплошных троечников и стоящих на учете в детской комнате милиции. С не желавшими вели воспитательную работу учителя, убеждали вступать. Можно было, правда, отговариваться, что пока недостоин высокой чести. Никаких репрессивных мер к не вступившим не применялось, но без членства в рядах ВЛКСМ  не принимали в высшие учебные заведения -- в анкете абитуриента требовалось указать номер комсомольского билета и предъявить его вместе с паспортом при сдаче документов в приемную комиссию. То есть если ты хотел идти после школы учится дальше -- ты вступал в комсомол, если не хотел -- мог и не вступать. Я хотел.

Сам приём проходил в два этапа и оба были чистой формальностью -- вначале на собрании классной комсомольской организации тебя принимали (у меня такое собрание прошло на пустыре, во время субботника и заняло пятнадцать минут, за которые успели принять кроме меня еще четырех человек), потом этот прием утверждали в районном комитете комсомола. На утверждении могли спросить что-то из Устава ВЛКСМ и брошюры Ленина "Задачи союзов молодежи", но особо не зверствовали --  я не слышал ни об одном своем знакомом, кого бы "завернули" в райкоме комсомола. О чем спрашивали меня, честно говоря, я уже не помню. Но что-то спрашивали и что-то я видимо ответил -- во всяком случае "утверждение" закончилось успешно. После приема практически ничего в повседневной жизни у меня не изменилось -- ну разве что раз в месяц надо было на час остаться на комсомольское собрание, на котором повторяли все то же самое, что и на классных собраниях за этот же месяц и заплатить комсомольские взносы -- символические 2 копейки. Больше ничем комсомольская организация школы себя не проявляла.

А вот в университете ситуация уже была несколько иная. Факультетский комитет комсомола был реальной силой -- он участвовал в распределении стипендий, мест в общежитии, проводил студенческие праздники и дискотеки, без его согласия  не могли отчислить студента...  Так что в университете с комитетом комсомола лучше было дружить. Впрочем мне, как круглому отличнику на двух первых курсах, это удавалось без труда. Пока не наступил год 1984 и я не оказался внезапно для себя в рядах советской армии (об этом я писал в этом посту -- http://torin-kr.livejournal.com/42111.html) . Вернувшись из армии я просто пришел в комитет комсомола и положил свой билет на стол секретарю. Фронда эта была невероятная -- вообще-то меня должны были за такое исключить из университета, но... то ли секретарь предпочел "замять" эту историю, то ли просто уже наступал закат Советского Союза (до прихода к власти Михаила Горбачёва оставалось меньше двух лет), но ничего мне за это не было... на этом моя "комсомольская" история кончилась. А через пять лет кончилась и история комсомола, о чём я нисколько не жалею.

Жизнь и приключения сарая номер XII

Вначале  было слово, и даже, наверное, не одно --  но он ничего об этом не знал. В  своей нулевой  точке он находил пахнущие  свежей  смолой  доски, которые лежали штабелем на мокрой траве и  впитывали  своими гранями солнце, находил гвозди в фанерном ящике, молотки, пилы  и прочее --  представляя все это,  он  замечал, что  скорей  домысливает картину,  чем  видит  ее. Слабое чувство себя появилось  позже -- когда внутри уже стояли  велосипеды,  а всю правую  сторону заняли полки в три яруса. По-настоящему  он был тогда еще не Номером  ХII,  а  просто  новой конфигурацией штабеля досок,  но  именно эти времена оставили в нем самый чистый и запомнившийся  отпечаток: вокруг лежал необъяснимый мир, а он,  казалось, в своем движении по  нему  остановился на какое-то время здесь, в этом месте.
Read more...Collapse )
Никогда не понимал футбольных болельщиков. Но песня хороша...