?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О Николае Ивановиче Козлове лучше всех высказался человек, у которого я учился -- Георгий Петрович Щедровицкий. Николай Иванович как-то приехал на одну из организационно-деятельностных игр, которую проводил Георгий Петрович, ничего в ней не понял и тем не менее начал на общем заседании рассказывать, что именно Щедровицкий делает неправильно и как бы все это сделал он сам... Георгий Петрович внимательно его выслушал и сказал -- "Человек фантастического невежества. И такой же фантастической энергии...".  Сочетание  фантастического невежества  с фантастической энергией крайне опасно для всех окружающих.  Поэтому личного общения с Н. И. Козловым я всеми силами стараюсь избегать. А вот тексты его  мне нравятся...

Н. Козлов.
"Философские сказки"



ВЫБИРАЮ ЭТОТ МИР

Им овладело беспокойство…

На мой взгляд, любители путешествий мало чем отличаются от любителей видиков: и те, и другие душевную пустоту одинаково торопятся заполнить видеорядом. Однако путешествие для того, кто умеет видеть, да еще рядом с умным собеседником, становится уже не ГЛАЗЕНИЕМ, а УРОКОМ.

· И, будем надеяться, не самым скучным.

Царство Божие – внутри вас.

Тот, кто верит, что его мир – единственный, он же реальный, есть просто человек, привыкший к своим очкам и не понимающий, что очки с разными стеклами будут показывать разные картинки. Приросшими очками-линзами могут оказываться и сиюминутное настроение, превращающее мир в серо-скучный, страшный или радужный, и привитая нам культура, и порожденный ею словарь. В соответствии со своим словарем одна женщина внимание мужчины оценит как обещание любви, а другая – как покушение…

· Вам нравится слово «покушение»? Это слово было ключевым в словаре одной милой дамы, у которой никак не складывалась личная жизнь.

Вон идет мой сын Шура, плачет. Друг назвал его Предателем, когда Шура захотел дружить не только с ним, но и с тем, с кем его друг был в ссоре. Я позвал этого строгого товарища и сказал, что мой сын – не предатель. Шура успокоился, хотя его друг внутренне меня понять, кажется, так и не смог.

· Кто же из нас прав? Мы правы оба. Просто я живу в светлом и добром мире, где дружить должны все. А он живет в мире, где идет борьба за союзников перед очередным боем, и дружба с врагом есть удар по его интересам. Он прав по-своему, потому что он живет в другом мире – в мире, пропитанном войной.

Такая же смешная ситуация с супружеской «верностью» и «изменой», когда человек может оказаться моральным пре­ступником, не совершив ничего дурного. Ведь разве любить – это дурно? Но в сознании, где возможен захват моего имущества – мужа или жены – враждебными силами, близкий контакт с врагом опасен и преступен.

· И поехало: измена, предательство… Все по-своему логично.

А в мире, где нет войны и кровавого соперничества, где другой не может быть собственностью и всегда свободен, где любишь другого, а не то, что он дает тебе, – в таком мире измен нет. Есть увлечения – интересные, прекрасные, удачные или не очень. Есть выборы, которые тебя устраивают или нет и которые можно обсудить.

Это иной словарь – потому что другой внутренний мир.

· Психологи нечто похожее называют Установками, но я не думаю, что это самое живое и строящее мир слово. Я предпочитаю говорить о Мирах – хотя бы потому, что о Мирах можно говорить содержательным языком. И в Мире можно жить – а что делать с Установкой?

Не откладывая, приглашаю вас прогуляться по разным мирам. Кстати, кто себя в каком узнает?


Джунгли

 
Добро – это когда я уведу чужих жен и коров, а зло – когда у меня уведут моих.
   

Я нередко встречаю людей, которые живут в Джунглях. Они живут рядом с нами, вроде бы в тех же самых обстоятельствах, но вся их жизнь – борьба за выживание, и каждая встреча – бой или подготовка к бою. Они живут по прос­тым и жестоким правилам: «Бей первым», «Победителя не судят», «Выживает сильнейший», «Кто на земле – тот земля»…





Философские сказки для обдумывающих житие, или Веселая книга о свободе инравственности




Не нужно думать, что такой человек живет в объективно более жестоком мире, – нет, его он носит в себе и каждый раз создает заново. Обычную беседу он превращает в противоборство, спор – в перепалку, а в ссору просто кидается, чувствуя свою родную стихию.

· Он даже знакомится своеобразно, нанося на всякий случай парочку предупредительных ударов. И, кстати, не уважает тех, кто не ответит ему прямым в нос.

Новый человек для него – всегда потенциальный враг. Им в любую секунду может стать и бывший друг, и любимая; и чем более вы были близки, тем больше у вас шансов оказаться в ранге «предателя». И после этого пощады не ждите. Впрочем, так же жестоко он воюет и с самим собой.

Он знает, что такое месть, и не понимает христианского всепрощения. В этом мире нельзя расслабиться и глупо доверять. В этом мире есть боль и раны, но нет теплой улыбки и рук, доверчиво раскрытых тебе навстречу.

Кто заставляет его в мирное время жить в состоянии постоянной войны? Никто. Только он сам. И от кого зависит выход человека из этих Джунглей? От него же, только от него самого.

· Разговоры об обстоятельствах, которые «заставляют» и прочее, – вранье. Обстоятельства – это более или менее удобные поводы, которые я использую или нет, чтобы сделать то, что выбираю я.
         
   

Арена

Citius! Altius! Fortius!

Этот мир – состязание соперников. Звезда его – победа, а воздух – напряжение, пронизывающее все стремление преодолеть другого – или себя.

В этом мире есть четкие и обязательные правила, которые всех расставляют по ранжиру и делят на лучших и худших, победителей и побежденных. «Сильный» – это ничто; ценится только сравнительное «сильнее кого-то» или превосходное «сильнее всех».

· Это рождает множество парадоксов: ты можешь быть прекрасен, но если оказался не первым, а вторым – уже трагедия. Ты вроде бы не стал хуже, ты имеешь все и ты прекрасен – но ты не первый…

Человек в таком мире жестко ориентирован только на результат. Он должен добиться! Для него ничего не значит процесс, для него значим только результат – кубок. Что значит любовь, если он не обладает любимой? Что значит жизнь, если не достигнуты поставленные цели? Качество секса он измеряет только техничностью процесса и количеством полученных – достигнутых, «вырванных»! – оргазмов. Его пьянит наркотик азарта, состязания, и любое достижение, после которого не видно следующей вершины, будет переживаться как пустота.





Философские сказки для обдумывающих житие, или Веселая книга о свободе инравственности



Он не понимает ценность жизни как таковой, не умеет жить сладко, переживая неповторимое «здесь и сейчас». Он весь в будущем – и никогда в настоящем. Он всегда сравнивает – и никогда не созерцает. Он не умеет пить тишину рассвета и любить человека только потому, что тот есть.

Кто мчит его по жизни, лишая переживания ее самоценности, по сути, лишая жизни как таковой? Никто. Только он сам.

· А по-моему, высшая мудрость – в самом азартном состязании уметь выключиться и понять, что «завоевание кубка» на самом деле значит не больше, чем возможность утром с удовольствием почистить зубы.

       

Деловой мир

 
Business – first!
   

В этом мире делают дело. Ставится цель, подбираются средства, достигается результат, подсчитывается эффективность вложений. А все, что выходит за эти рамки – зачеркивается. В этот мир не укладывается ничего, что не имеет «четких краев» и что непосредственно ничему не служит.





Философские сказки для обдумывающих житие, или Веселая книга о свободе инравственности




Здесь нет близких и любимых – вместо них есть люди, которые выполняют некое число необходимых сейчас функций.

· Основные функции Жены: Душевный друг, Любовница, Домохозяйка, Мать моих детей и Визитная карточка. Так, сверимся…

В этом мире нет места истоме и нежности, – что это такое? В этом мире человек нужен только тогда, когда он может что-то нам дать – финансы или любовь, по конкретной нужде, но не волнуйтесь, все будет оплачено.

· Ответной помощью, деньгами, искренней нежностью. По тарифу.

В людях ценится энергия, инициатива, ответственность и умение выполнять договоренности; отвергается мечтательность (что она дает?), осуждается тоска (как обычная глупость), высмеивается созерцательность (непродуктивная) и любовь к развлечениям (потому что бестолку).

Это очень разумный мир. Деловые соображения отсекают все безумства (в том числе и в первую очередь любовные) и ставят под вопрос все отрицательные эмоции: зачем горе? Зачем отчаяние? Деловой человек не ставит себе ненужных рамок: он может даже полюбить врага, но только тогда, когда эта любовь даст какой-то выигрыш.

· Задавить гада – не получается. Ну, тогда полюбим – пусть живет, а у меня хоть на душе хорошо будет…

Он рассчитывает плюсы благодарности и минусы обид, взвешивает консистенцию грусти и размышляет об использовании злобы агрессии в мирных целях.

· Деловой мир – простой, честный, но скучный и ограниченный мир. Он как отвертка – без него не обойтись, но и он один совершенно беспомощен.

     

Детский сад


Писанье, то есть мочеиспускание,
это единственное наслаждение, которое не оставляет укоров совести.
       

В этом мире человек считает естественным находиться в позиции безответственного Ребенка, без вопросов подчиняющегося любым силам и стихиям: просто тем, которые имели случай сейчас на него повоздействовать. По­года… Ну что вы от меня хотите, если такая погода? Настроение… Вы что, не понимаете, что я не в настроении? Обстоятельства… Я тут ни при чем – во всем виноваты обстоятельства. И так далее: хочется, не хочется, потянуло, взбрело, наехало, привязался, отвык – для него это так же естественно и неодолимо, как закон всемирного тяготения.

· Камень тянет к земле, а Васю – к Маше. Или бутылке. Или беседе. Какая разница, к чему, но «тянет» – и это является Законом.

Прелесть такой позиции очевидна, потому что Ответствен­ности при такой жизни никакой. Виноваты могут быть Другие (неизбывное “А чего они…”), виноват может быть даже его Характер или Знак Зодиака (“Все Тельцы всегда такие!”), но никогда – он.

Обращенное к нему самое серьезное «надо» всегда может быть отбито невесомым «не хочется», после чего теряет смысл любая аргументация. С аборигеном Детского сада играть в логику все равно, что читать лекции наркоману в период ломки: его глаза стеклянны, и сверх того, что ему нужно, он не примет от тебя ничего. Пока твоя аргументация не мешает, он ее даже выслушает, а когда она станет ему неудобна, он упрямо и весело срежет ее убийственным «а все равно!».

· Разговор, что «не все равно», и размышления о последствиях здесь в лучшем случае воспринимаются как желание обидеть и мгновенно переводятся на уровень «Раз так, уходи из моей песочницы».





Философские сказки для обдумывающих житие, или Веселая книга о свободе инравственности



Главный объяснительный принцип обитателя Детского сада – бессмертное и все равняющее «Так получилось». Направление жизни зависит от направ­ления ветра, и единственный его путь – путь наименьшего сопротивления.

· Быть «как дети» – заповедано в Великих книгах. Но впадать в детство – это о другом. И взрослым людям слишком часто это делать, по-видимому, не стоит.
         

Светский салон, или мир Ритуалов

Разрешите уверить в искренней преданности и прочая.
     

Это мир заводных марионеток, которые, подобающим образом двигая руками, ногами и туловищем, исполняют старинный танец менуэт. Почему? Зачем? – вопросы не из этого мира. Тут не понимается вопрос «Зачем? Для какой цели?», тут безраздельно властвует принцип: «Потому что так принято».





Философские сказки для обдумывающих житие, или Веселая книга о свободе инравственности




Светский салон – театр привычного абсурда. Любое бессмысленное действо, освященное традициями, становится если не святыней, то правилом: Ритуалом. Для приветствия тебе нужно шестнадцать раз определенным образом подпрыгнуть… – нет, это по чужому Ритуалу. А по нашему – надо сделать соответствующее лицо и произнести определенные бессмысленные слова, тогда тобой довольны все, потому что ты исполнил Ритуал.

· Как в детстве: «Мальчик, вынь пальчик из попки и дай руку тете».

Это мир условностей и соблюдения правил приличия по уста­новленным образцам. Это официальная часть свадеб и похорон, торжественных собраний, знакомств, ухаживаний, встреч и проводов. Так положено чествовать, так положено веселиться, так – горевать.

· Соблазнение также имеет свой ритуальный сценарий. Воспроизвел, как по нотам, – она твоя. А нарушил правила – останешься без сладкого.

Этот мир неизбежно фальшив: искреннее чувство, вышедшее за условные рамки, натыкается на недоумение («Так не принято!»), а пустые слова, приличествующие ситуации, будут с благодарностью приняты.

Ритуалы отключают разум, заменяя его суммой шаблонов, но именно поэтому они – спасение для общества. Ведь шаблоны делают поведение человека предсказуемым, а общество – устойчивым. Они, как забор, вносят желанную упорядоченность и заставляют всех ходить по раз и навсегда протоптанным дорожкам. Шаг влево, шаг вправо – куда?! Стена!

· Стена – кому преграда, а кому и опора. Две стены – кому-то двойной запрет, а кому-то – дорога. Этот мир – тюрьма для свободного человека и уютная лечебница для душевных инвалидов.

Впрочем, традиции, помогающие жить, я приветствую и с удовольствием создаю сам.
       

Святая Церковь

Я спрячу нашу тайну в самую глубину моего сердца!
   

Святая Церковь – это не о верующих. Это о людях, у кого в душе есть хоть что-то Святое.

· Вот у вас в душе хоть что-то Святое есть? Как нет??! Ай-яй-яй!

Святая Церковь – это особый мир вокруг ваших Святынь. У каждого в душе есть его Святые места, и это места хорошо охраняемые – в первую очередь от свободных размышлений и вольного (например, разумного) к себе отношения. Мы всё легко увидим, если коснемся самых общепринятых Святынь. Для большинства людей святыми вещами в душе являются: Бог, Любовь, Секс, Дети, место рождения (именуемое Родина, всегда с большой буквы), Родители, Честь, Смерть. На все Такие темы принято говорить только с особыми глазами и характерными придыханиями, а если речь длится долго, то с благоговейными интонациями и постепенным переходом к Экстазу.

Действительно, вокруг Святых мест в душе все особое: особое отношение, особая атмосфера – духовное напряжение, чистота, тишина, торжественность – и особый трепет. Все это очень красиво, но не дай вам Бог здесь сделать, сказать или даже подумать что-то «не то» (например, задать вопросы из позиции рациональности или просто здравого смысла) – вы будете расстреляны на месте. Насколько мир Церкви красив, настолько же он жесток и агрессивен.

· И за это я мир Церкви – не люблю.

На самом деле, это тот же Светский салон с его Ритуалами и запретами, но одновременно и красивее, и серьезнее. Свет­­ский салон определяет в первую очередь поведение, Церковь же – мысли. Обузданные, то есть правильные, мысли вкладываются внушениями и проповедями, а свободные объявляются вольнодумством, что в Церкви есть ругательство. Запрещены даже вопросы, если они не укрепляют Тюрьму (простите, Церковь) дальше, а пытаются ее разрушить. Разум, как противный Догматам, объявлен вне закона и обвешивается Ярлыками.

С другой стороны, атмосфера Святой Церкви, как и ее фасад, бывает очень по-своему привлекательна. Поэтому я не возражаю, если в некоторых живописных местах моего душевного пространства когда-то будет красоваться Церковка: строго и благочинно. Только пусть будет не громоздкой и не на проходе.





Философские сказки для обдумывающих житие, или Веселая книга о свободе инравственности




· Очень удобен разборно-надувной вариант: местечко приглянулось – поставил часовенку, душой отдохнул, порадовался, поблагоговел. А потом разобрал, все в рюкзачок и пошел дальше. И тогда уместное – высокое – на­стро­­ение всегда будет с тобой.
     

Мир Человеческих Встреч


– Ты есть Бог! Я люблю тебя!

– Ты есть Бог! Разделим воду!
   

Те, кто когда-либо побывал в мире Человеческих Встреч, помнят его тепло, открытость и доброту. В этом мире известна ценность человека и нет ценности выше его. В нем Дальний человек становится Близким, как только ты подошел к нему.

· Ты подошел к нему – и он стал тебе Близким. Ты подарил ему свои ладони – он принял твои ладони. Вы стали вместе.

Тут любят каждого, не сравнивая его ни с кем, любят всегда и любого. Любить здесь так же естественно, как дышать, и на любовь здесь нет запретов так же, как на свет и воздух.

· Когда я с женой пришел на клубную дискотеку, многие девушки боялись меня целовать: а вдруг жене не понравится, что, кроме нее, ее мужа любит кто-то еще? Ведь жены запрещают лишнюю любовь к своим мужьям – и лишнюю любовь своих мужей…

А в этом мире между людьми нет запрещающих заборов, нет преград и нет лишних вещей, и ничто не мешает одному человеку увидеть другого, обрадоваться ему и протянуть руки ему навстречу. Раскрытые ладони одного здесь всегда встретят такие же ладони другого. Это прозрачный и спокойный мир, здесь много тепла и нежности, и нет боли. Даже расставание в этом мире только согревает: оно наполнено памятью о близости и обещает новые встречи.

Это простой и честный мир. Ты можешь говорить о том, что ты хочешь от Другого, и ты получишь то, что хочешь – он подарит тебе это. Тут не надо завоевывать, выгадывать или обманывать, потому что все, что человеку надо, в нем есть у каждого – для каждого. Этот мир преисполнен изобилия. Ты нуждаешься в понимании – тебя поймут. Тебе хочется согреться – тебя согреют и сердцем, и руками, и дыханием, и всем телом. Тебе нужна любовь – тебе дадут ее всегда, потому что она есть у каждого.





Философские сказки для обдумывающих житие, или Веселая книга о свободе инравственности




Здесь нет потерь и нет манящего завтра, которого нет сегодня. Зачем тут возвращаться в прошлое или мечтать о будущем? Каждое мгновение дарит тебе всё. В этом мире не надо торопиться, и все, что хочется, – это пить и пить этот мир без конца.

Как попасть в этот мир? Попасть сюда просто: достаточно очистить свою душу и разрешить себе жить ТАК. А потом надо шагнуть навстречу Другому – шагнуть так сильно, тепло и открыто, чтобы он сделал ответный шаг тебе навстречу.

· Иногда я втаскиваю Другого в этот мир за шкирку. Вначале он скрипит и оглядывается, но, войдя, уже не обижается.

К сожалению, и этот Рай не без яда. Слишком много света слепит, а избыток кислорода пьянит. Тех, кто попал сюда впервые и объелся тепла в слишком больших дозах, видно издалека: они балдеют от кайфа, их покачивает, они ходят вялые и с осоловевшим взглядом. А те, кому устраивают такой балдеж надолго, в стерильной обстановке очень быстро теряют закалку.

· Очень хочется этот мир сделать фоном всей жизни. Но для дела деловой мир дает лучшие результаты…



promo torin_kr december 5, 2015 19:43 26
Buy for 200 tokens
Этот пост -- заказной. Меня его попросила написать одна моя хорошая знакомая, с которой мы знакомы такое количество лет. что аж страшно становится. Как говорит в таких случаях мой младший брат -- "Да ну нафиг. Столько и не живут". Живут... к сожалению. Ладно, это было лирическое…

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
finndo1974
Oct. 18th, 2013 08:28 pm (UTC)
Недавно перелистал основные книжки... Пожалуй, только "Философские сказки" оставлю для подрастающего поколения, ибо способствуют критичности мышления. Остальные книжки показались старым хламом, подарил знакомой для просвещения) Иегова принесший Иисуса в жертву самому себе... да, такое не забывается.
torin_kr
Oct. 21st, 2013 06:36 am (UTC)
да, мне тоже в свое время именно это запомнилось
alexdj
Oct. 20th, 2013 10:17 pm (UTC)
Ммм... Синтон :)
( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono